Духовные уроки туризма

С 4-5 летнего возраста моим главным увлечением были путешествия. Родители часто ездили в командировки, брали и меня с собой. Отдых у них всегда был активный. Интересно было и в лесу, и на море ловить бабочек, стрекоз, жуков, собирать гербарии, камни, а еще больше привлекало самостоятельно разжечь костер и испечь картошку. Конечно, привлекали и рыбалка, и сбор грибов, и охота с рогаткой, луком и самострелом, но главное удовольствие было просто в движении.

Хорошо помню, как во время отдыха я заставлял родителей проделать десяток километров для того, чтобы узнать, что там, за той горой (был настойчивым до ослиного упрямства) и, не рассчитав сил, возвращался под вечер, сидя на папе: все болело, очень устал, но цель была достигнута! Мой энтузиазм рано отметили: во время отдыха на турбазе меня наградили значками «Юный турист СССР» и «За 5 однодневных походов». А было мне – 6 лет… Все последующие награды я не воспринимал столь восторженно как эту.

 Сознательное отношение к походам сформировалось до 7 лет. Меня увлекали рассказы о военных походах А.В. Суворова, моего любимого полководца – непобедимого военачальника, глубоко верующего православного человека, бесстрашного в бою, прямолинейного в отношениях с вышестоящими, доброго к подчиненным, ведущего аскетический образ жизни, несмотря на самые высокие воинские звания, награды и почести. В детское сознание тогда запала мысль, что побеждать столь чудесным образом, успешно проводить походы можно лишь тогда, когда преследуешь высокие, Богу угодные, справедливые цели. Сожалею, что в наше время даже детей из православных семей не очень увлечешь такими примерами. Поступая в школу, на вопрос директора «Кем хочешь стать?», я уверенно отвечал, что хочу быть полководцем.

В школьные годы я посещал множество спортивных секций и кружков, среди них был туризм и спортивное ориентирование. В пионерских и спортивных лагерях проводились походы в лес, игра «Зарница». Мои учителя сами увлекались туризмом, регулярно ходили в походы по Крыму. Однако серьезно заняться туризмом в школьные годы не удалось: мои друзья не поддерживали моего увлечения, подходящей компании не было (тогда, в конце 80-х – начале 90-х туризмом в школе чаще увлекались те, кто совсем не увлекался учебой и я, будучи отличником, был сродни белой вороне). В этом я тоже вижу Промысел Божий: мои школьные товарищи, походив в походы тогда, навсегда утратили интерес к туризму.

Мои первые самостоятельные поездки в Крым состоялись уже в студенческие годы, во время учебы в Медицинской академии. Помню насколько были сильны впечатления от посещения возрождающихся Успенского монастыря в 1995 году и храма Воскресения Христова над Форосом в 1997 году. Тогда возникло огромное желание познать Крым, приобщиться к его православным Святыням, больше узнать об истории.

И как-то незаметно любовь к Крыму стала отправной точкой духовного возрождения – новой встречей с Богом, возвращением в Православную Церковь (с раннего детства я был прихожанином Троицкого собора благодаря своей бабушке, а в последующем перестал быть активным членом Церкви). С самого начала туристических поездок, несмотря на отсутствие должного опыта, мне пришлось взять на себя руководство. Это неудивительно, если учесть, что я был старостой и в школе, и в академии, любил ответственность и самостоятельность. Вместе с тем ходьба с тяжелым рюкзаком по горам представлялась мне изначально не очень приятным делом: куда удобнее было постоять с палаткой на море, походить вокруг без рюкзака, съездить на экскурсии. Вспоминая это время, я и сейчас не без улыбки и иронии отношусь к автомобильным экскурсантам и паломникам – это совсем не то, что пешком.

Работа врачом-психиатром в корне изменила мое отношение к туризму: я заметил на собственном опыте, что чем тяжелее поход, чем больше волевых и физических усилий прилагаю, тем лучше мое душевное и физическое состояние. Бывало, я выезжал в Крым только на субботу и воскресенье, а в понедельник с вокзала сразу ехал на работу и при этом настроение и работоспособность очень отличались от коллег-медработников, пролежавших на диване у телевизора выходные или просидевших по барам, надеясь таким образом восстановить истрепанную тяжелой работой душу. Я работал тогда на 2 ставки, вставал в 4-40 каждый день, чтобы к 8-00 быть на работе в Днепродзержинске, где работал по распределению. Никакой другой отдых не давал возможности полноценно восстановиться и эффективно работать в такой непростой области. С 2003 года стал руководителем походов по Крыму, стараясь за короткое время как можно больше пройти и больше увидеть. В день проходили с друзьями до 20 км с рюкзаками по 20-30 кг. Очень пригодились полученные в школе навыки работы с картой и компасом, ранее достигнутая регулярными занятиями физкультурой хорошая физическая подготовка. Способствовали туризму друзья-единомышленники, а также отсутствие вредных привычек у всех нас.

В 2000 году я познакомился и стал достаточно близко общаться с отцом Николаем Несправой. Это был мой первый взрослый опыт общения со священнослужителем, благотворно повлиявший на всю последующую жизнь. В 2004 году отец Николай предложил мне вести при воскресной школе секцию туризма и паломничества. Нам удалось организовать паломническую поездку в Крым в ноябре 2004 года. Принимали в поездке участие дети прихожан храма в честь иконы Божией Матери «Иверская», занимавшихся в секции. Эта первая паломническая поездка, которой мне довелось руководить, сопровождалась настоящими чудесами. Мы проехали через Крымский государственный заповедник в монастырь Космы и Дамиана благодаря помощи игумена монастыря и директора заповедника, хотя, со слов послушника этого монастыря, такое случается редко (незадолго до нас монастырь тогда посещали президенты Украины и России). А вот проехать через два ряда колючей проволоки и всю секретную военную часть в селе Краснокаменка к Кизилташскому монастырю Стефана Сурожского до нас вообще не удавалось никому! Да что там проехать – пройти было невозможно! Но что невозможно для людей – возможно Богу. Мы, и взрослые, и дети, с надеждой молились у стен военной части, и начальник штаба, в прошлом наш земляк из Павлограда и прихожанин отца Валентина Цешковского, пропустил нас в монастырь, дав двух сопровождающих, к огромному удивлению встретившего нашу группу послушника да и самого игумена отца Никона. Посетили мы и Топловский монастырь, переночевали там, погрузились в купели, участвовали в Богослужении. Одна из воспитанниц воскресной школы теперь послушница этого монастыря, хорошо помнит нас и приветливо встречает наши паломнические группы. В Топловском и Кизилташском монастырях я бываю особенно часто, по несколько раз в году во время походов по Крыму. Иногда новые участники моих походов, еще мало знакомые с Православием, удивляются при посещении монастырей: «У Вас и здесь свои люди!». На это я отвечаю, что вот как раз православные люди и есть свои, и мы целенаправленно стремимся к своим.

С 2005 года решил заняться спортивным туризмом и начал участвовать в спортивных походах и соревнованиях, закончил курсы и получил звание инструктора детско-юношеского туризма. Летом 2006 года провел свой первый спортивный поход через вершину горы Говерлы, высота которой была 2060 м. Это было настоящее испытание. На высоте двух километров температура упала почти до 0, шел сильный ливень с градом, по соседним вершинам била молния. В группе были школьники, для некоторых это был вообще первый поход в жизни. Теплых вещей не хватало, многие промокли. Можно было сдаться, отказаться от взятия Говерлы и соответственно от прохождения маршрута. Однако воистину сила Божия в немощи совершается!

Мобилизовав все силы, непрестанно молясь, мы покорили Говерлу, а на спуске, на высоте 1500 м от продолжающейся непогоды нас укрыла деревянная часовня. Затем погода наладилась, нам удалось в кратчайшие сроки успешно завершить поход и еще успеть посетить Почаевскую лавру. И тут случилось чудо! В лавру мы приехали в 3 часа ночи), поставили палатки рядом с монастырем, а в пять часов уже были на Богослужении. Это была огромная радость для всех нас, награда за терпение и настойчивость. Никто в этом походе не простудился, да и вообще за все время походов (а их прошло уже около полусотни) никто никогда не болел и не получал травм, в чем я вижу милость Божию к нам.

Последующие годы занятий туризмом еще более укрепили меня в понимании того, что когда я веду группу, на самом деле веду ее не я… Каждого из нас ведет Господь по жизни в целом и в походе в частности. Важно осознать и исполнить Его волю, отказавшись от своих страстей и заблуждений. Соответственно этому пониманию я сделал полную переоценку своего жизненного и туристического опыта… И, когда летом 2009 года на Троицу за мной в Кизилташский монастырь шли уже 48 человек от 6 до 60 лет, мне было легко от осознания того, что это явно не по моей грешной воле происходит, а, значит, все будет благополучно.

  Когда я вначале руководил группами по 5-10 человек, тогда меня переполняло чувство ответственности и многое шло не так хорошо. Сейчас я уже в состоянии рассмотреть в этом первом опыте самонадеянность, гордыню, тщеславие, человекоугодие и многое другое порочное. Каждый поход в какой-то мере микромодель человеческой жизни в целом. Здесь многое зависит от того, куда ты идешь, зачем, с кем, прислушиваешься ли к обстоятельствам, которые посылает тебе Господь, смиряешься ли и уповаешь на Его волю, помогаешь ли ближнему, радуешься ли окружающему миру… В походе становится очевидной бессмысленность технических достижений цивилизации, комфорта, богатства, светских условностей, суеты, празднословия. Учишься получать радость от труда, усилий воли, терпения, преодоления трудностей. Смиряешь себя, свои страсти, а в награду получаешь неимоверную бодрость духа. Аскетический опыт святых становится понятнее в походе, потому что хоть в малой степени, но мы прикасаемся к нему. А когда группа унывает на крутом подъеме, обливаясь потом, то я подбадриваю себя и всех упоминанием о военных подвигах наших предков: а смогли бы мы на эту высоту подняться под обстрелом с оружием в руках?! Не доведи, Господи, конечно, потому что нам, немощным, это не под силу, но подниматься с рюкзаками становится легче, уже никто не жалуется – стыдно.

Туризм учит многому, но, в первую очередь, дает уникальную возможность научиться молиться, осознать молитву как потребность души в общении с Богом, как самую большую радость, самое важное дело и самую действенную помощь. Этого не понять, находясь в цивилизации, когда возникает самонадеянная иллюзия, что со многим можно справиться самому, без Бога. А вот когда идешь ночью через лес и горы, то именно молитва спасает от одиночества, усталости, вместо страха в душу вселяется радость, бодрость, уверенность, чувство безопасности. Другое дело, если ночью в лесу оказывается человек неверующий, да еще и в одиночку: я сталкивался с такими людьми, обезумевшими от страха. Приходилось мне сталкиваться в лесу и с опасными дикими животными, и с нападением собак, охраняющих стадо – спасало обращение к Богу, чувство Его близости и защиты. И когда идешь с группой православных людей, то видишь скорые спасительные ответы на молитву. Если бы еще иметь и веру с горчичное зерно…

Учат походы и молчанию. Там, где труд, нет места празднословию, тем более что в горах мобильные телефоны, как правило, выключены и в образовавшейся тишине начинаешь слышать себя и ближнего без слов. Проясняется голова в горах от умиротворенности и красоты природы, свежести и аромата воздуха, чистоты воды, усталости тела. Многое удается переосмыслить, упорядочить. Один директор с удовлетворением подвел итог похода: «Я перезагрузился, можно работать дальше».

К тому же туризм – это новые знакомства, впечатления, информация, интересная, дружная компания, это здоровый образ жизни. Всего не перечислишь… Но рано или поздно надо возвращаться назад, к будням повседневной жизни. Возвращаться нелегко, потому, приехав в город, с удивлением смотришь на окружающих: беспокойных, спешащих, недовольных, раздраженных, болтливых, просто безумных. А через какое-то время и сам становишься таким же – до следующего похода.

С 2004 года я начал заниматься водным туризмом, пример в этом подал отец Николай, тогда участвовавший в водных походах на байдарках. А в 2007 году с однодневного похода на байдарках началось мое сотрудничество с отцом Андреем Пинчуком. Именно отец Андрей стал первым священником, участвовавшим со мной в многодневном пешем походе по Крыму летом 2008 года. А вместе с нами шли до 30 детей-сирот из детских домов семейного типа Днепропетровской области. Совместные молитвы в горах, беседы на богословские темы – чрезвычайно важный опыт. И ребята с удивлением открывают для себя, что замечательный пример являли Господь и Апостолы, прошедшие пешком несколько раз весь Израиль и почти весь мир. И здесь очень уместен был рассказ об Апостоле Андрее Первозванном, побывавшем и в наших краях.

 С 2008 года я официально работаю в туризме – веду туристский кружок в системе образования. Одновременно регулярно вожу в походы детей-сирот, веду туристический клуб в воскресной школе при храме, в котором служит отец Андрей. Оказалось, что село Волосское – моя историческая родина: моих предков выгнали оттуда большевики как «кулаков», храм разрушили – теперь храм восстановлен и я на земле предков, это еще одно чудо! Создан мной и турклуб в Медицинской академии: будущим врачам необходимо проповедовать здоровый образ жизни и особенно жизни духовной, приобщая их к Православию. Но при всем моем старании удается провести около 10 походов в год по Крыму и Карпатам с общей численностью участников до 300 человек.

Очень надеюсь, что это доброе дело поддержат и продолжат многие. Хотя дело, конечно, не в количестве, а в качественном изменении каждого из нас. За годы занятий туризмом я воцерковился, женился, родилась дочь. Благодатные изменения произошли в жизни и многих других наших туристов. В моих ближайших планах – сочетать туристскую и паломническую деятельность с медико-психологическим сопровождением, т.е. ориентировать ее как средство физического, душевного и духовного оздоровления.

 Р.Б. Александр Лифинский

Летописец, № 10, 2009

Оставить комментарий